Все статьи номера (3936)

Власть

Культура

Новости

Актуально

Спорт

Деловой курьер



Статистика посещений
сайта газеты за сутки:

просмотров 2363;
посетителей: 1680;
*по данным сервиса http://www.liveinternet.ru/
Газета «Городские Известия» № 3936 от 26 ноября 2016

На высокую орбиту

В Курске Аспидовы известны как семья, в которой приемный ребенок стал победителем музыкальных конкурсов. И это лишь малая доля заслуг супругов.

Приемными родителями становятся по-разному. Некоторые бездетные женщины признавались, что до того, как решились усыновить или взять под опеку первого детдомовского ребенка, часто видели себя во сне в окружении детей. Малыши играли, сидели на коленях, тянули к ним руки и называли мамой.

В семье Аспидовых постоянную прописку получило выражение «Божий промысел». У счастливых супругов сын родился на втором году брака, но они даже представить не могли, какие крутые виражи уготовила им судьба.
Татьяна родом из Волгограда. Мечтая работать на прядильной фабрике, поступила учиться в Курский политехнический институт на отделение прядения натуральных и химических волокон. Спортивной девушке сразу приглянулась альпинистская секция института. Походы в горы и совместные пробежки на лыжах давали заряд энергии, расширяли круг знакомых. На втором курсе на дне рождения одного из альпинистов она познакомилась с курянином Алексеем, за которого через три года вышла замуж.
Сначала  Аспидовы жили на съемной квартире. В 1989 году  после появления первенца Ивана семья перебралась к родителям Алексея.  Каждое лето маленький Ванечка проводил на родине Татьяны.
Через несколько лет супруги купили однокомнатную квартиру и задумались о прибавлении в семье. Тем более что Ванечка, увидевший, как весело живется его двоюродным братьям-погодкам в Поволжье, беспрестанно  напоминал «забывчивым» на обещания маме и папе: «Хочу братика или сестричку!».  
За десять лет бесплодных скитаний по врачам в семье произошла кардинальная переоценка ценностей. К тому времени Татьяна из продавца на Центральном рынке  доросла до хозяйки двух магазинов,   Алексей успешно вел собственный бизнес, связанный с  кожевенным производством. Деньги, которых так не хватало в первые годы супружества, теперь появились, но они не помогали в осуществлении мечты.
– Детей нет? – спрашивал очередной доктор, выслушав длительную историю лечения.
– Есть сын – школьник, – ответила Татьяна.
– Значит, муж новый?
– Нет, тот же.
Врач недоуменно пожимал плечами и выписывал массу лекарств.
Подаренный Ване щенок  давно превратился во взрослого пса и ни на минуту не отходил от любимца-хозяина, но проблемы «отсутствия брата или сестры» он не снял. Татьяне было уже 36, когда верующая подруга, не в силах видеть ее мучения, привела батюшку. Узнав, что Аспидовы не венчанные, священник покачал головой и протрубил басом:
– Вы вот просите Господа, а что получите – не знаете. Вдруг родится дитя неполноценное, с увечьем? Если Бог не дает ребенка, значит у вас другая задача в жизни.
Бывшие комсомольские активисты Татьяна и Алексей повенчались  и в семье воцарилось спокойствие. Вскоре знакомые упомянули о хорошем специалисте по бесплодию, и через четыре года лечения 42-летняя Татьяна родила долгожданную дочку. Ее назвали Дианой, что в переводе с греческого – «божественная». Старшему сыну к тому времени исполнилось 18 лет.
Ч ерез год Аспидовы переехали в двухэтажный дом, который строили последние семь лет. Бетонные полы и стены, голые доски над головой – в таком «интерьере» начиналась новая жизнь. Внутренней отделкой: шпаклевкой, обоями, кафелем, мебелью – занимались, улучив час-другой свободного времени. Пока Татьяна полностью отдавалась воспитанию дочери и домашним заботам, оставленный без надзора торговый бизнес стал «пробуксовывать». Прибыль сменилась убытком, и предпринимательство пришлось свернуть.
Диана подрастала. В два года ее решили отдать в детский сад, но в Северо-западном районе мест в детсадах катастрофически не хватало. Выход нашелся неожиданный: если мама устроится нянечкой, ребенка возьмут. После собеседования заведующая вынесла Татьяне вердикт:  «Речь грамотная, подход к детям имеете», и бывшую предпринимательницу зачислили в штат бюджетного учреждения, а ее дочь – в младшую группу. Девочка с удовольствием общалась со сверстниками, а Татьяна,  привыкшая к уходу за малышкой, больной мамой и свекровью, легко справлялась с обязанностями нянечки. Единственное, что она не могла воспринимать всерьез, – приходящие на карточку аванс и зарплату, равные стоимости однодневного похода за продуктами для семьи.  «Пути Господни неисповедимы», – смеялась она и все больше проникалась мыслью, что ей нравится работать с детьми. На воспитателя бы выучиться, да поздно спохватилась.
Через два года маме Татьяны потребовался постоянный уход, и дочь уволилась из детского сада. Алексей работал, Иван учился в институте, Диана, кроме детсада, ходила в воскресную школу и хоровую студию. Вместе с отцом, братом и лабрадором девочка выезжала за город, подолгу гуляла в парках. Но настало мгновение, и родители содрогнулись от знакомой до боли фразы:
– Мне скучно одной. Хочу братика или сестричку!
Вскоре Диана сообразила, как отражать отговорку  мамы с папой об их недетородном возрасте:
– По телевизору рассказывали, чтоможно взять приемного ребенка!
– Интересная мысль! – улыбнулся Алексей и подмигнул жене.
– У нас дом еще не отделан! – всплеснула руками ошарашенная Татьяна.
А втомобиль Аспидовых плавно свернул с переполненной машинами дороги и припарковался у незаметного среди деревьев здания. Сотрудница департамента опеки и попечительства, узнав, что супруги живут в двухэтажном особняке, загорелась энтузиазмом:
– А почему бы вам не взять двоих?
– У нас не только дом, но и семья большая, – возразил Алексей.
– В детдома чаще всего дети попадают из неблагополучных семей, как правило,  – многодетных. Деток разлучать нельзя, а взять больше одного многим не позволяют малогабаритные квартиры, – уговаривала сердобольная чиновница.
Супруги не соглашались.
– Малышка и две больные бабушки на руках! Куда нам двоих? – недоумевали они по пути домой, а тем временем мысленная установка «одного или двух» уже пускала цепкие корешки в их сознании.
Доступ к базе детей департамент мог открыть только после сдачи полного пакета документов, на сбор которого требовалось около трех месяцев. Желание поближе рассмотреть цель, к которой они движутся, привела Аспидовых на сайт, созданный ведущими телевизионной программы «Пока все дома» Тимуром и Еленой Кизяковыми.
Школы приемных родителей в то время в Курске не было, а на сайте супруги нашли блок видеолекций, где психологи, педагоги, приемные родители со стажем и взрослые дети, выросшие в приемных семьях, делились впечатлениями, рассказывали об ошибках и успехах, постепенно посвящая новичков в плюсы и минусы предстоящей им ответственной миссии.
– Прослушав лекции, поняла, что все интернатовские дети – раненые птицы, – говорит Татьяна. – Боль, пережитая в первые месяцы или годы жизни, оставила глубокие шрамы в их душах. Неопытный человек может неправильно истолковать поведение ребенка, испугаться или заподозрить проблемы с психикой там, где их нет. Например, почти все маленькие воспитанники детдомов «закачиваются» перед сном – закрывают глаза и, словно маятники, делают ритмичные движения корпусом влево-вправо. Психологи говорят, что это  – своего рода медитация, которая успокаивает ребенка, заглаживает полученные за день обиды. В одной из видеосъемок девочку спросили: «О чем ты думаешь, когда раскачиваешься?». «Разговариваю с мамой», – ответила она. Сиротам не хватает родительского тепла и ласки, и они воссоздают их мысленно, на короткое время отрешившись от действительности.
С айт Кизяковых – огромная солнечная поляна, а воспитанники детдомов на ней –  цветики-семицветики. В сердцевину цветка помещена фотография ребенка, на лепестках красуются надписи «Мои достижения», «Мое здоровье», «Мои преподаватели». Щелчок мышки по лепестку, и вы видите, как ребенок движется, говорит, собирает домик из кубиков или решает задачку в школе. Щелчок по второму – и воспитатель детдома рассказывает о характере, способностях, умениях малыша. Третий лепесток устами лечащего врача сообщает вам достоверную информацию о здоровье воспитанника.
Такие видеопаспорта помогают приемным родителям составить наиболее полное впечатление о сиротах, найти среди всех «своего», а также избавляют детей от психологических травм после «смотрин», закончившихся отказом.
– Мы принципиально не вводим в заблуждение будущих приемных родителей, создавая из отдельных кадров идиллию. Мы показываем ребенка по-доброму, но таким, какой он есть, – сказал в интервью популярный телеведущий.
Федеральная база детей в то время состояла из анкет и фотографий.
– Таких карикатур наснимали, – забегая вперед, рассказывает о ней Татьяна. – Фотографа не волновало, что ребенок не застегнут, не причесан или плачет, развесив сопли. Иногда на фото младенец, а по анкете ему уже 4 года. Неужели трудно переснять? Информация о ребенке скудная:  возраст,  пол, цвет глаз и волос, есть братья и сестры или нет  (кто именно, не указывается) и статус – одних детей можно усыновить, других – только взять под опеку, потому что родители еще не лишены родительских прав.
Проект Кизяковых до Курской области  не добрался, поэтому Аспидовы начали осваивать поляну с волгоградских «цветиков-семицветиков».
– Преклоняю голову перед семьями, которые воспитывают детей, имеющих серьезные  проблемы со здоровьем, но это не наш случай, – честно признается Татьяна. – Муж – разрядник по плаванию и борьбе, я – бывшая спортсменка, общественница. Нам хотелось дать интернатовскому ребенку то, чего в детдоме он никогда бы не получил: возможность заниматься спортом, наукой, творчеством.
С упруги остановились на шестилетнем черноглазом мальчике Алеше. Понравилась и внешность, и как он отвечает на вопросы, но особенно «зацепили» слова учительницы. Способный, старательный, аккуратный, послушный, говорила она об ученике-первокласснике и приводила в подтверждение примеры, а на последней, с отчаянием произнесенной фразе «Такой ребенок не должен быть в детском доме. Люди, заберите его!» – ее голос задрожал.
В анкете Алеши было указано, что у него есть трехлетний брат. На видео Андрюша предстал живым, непосредственным, сообразительным малышом. Месяц Аспидовы всматривались в братьев, прежде чем Татьяна позвонила в интернат и спросила о прежней семье малышей.
– Их  уже смотрят для усыновления,  – ответили ей.
 И Аспидовы расстроились, как будто у них отняли что-то родное.
Через месяц они перезвонили в интернат: смотреть – еще не значит усыновить.
– Дети из базы не исключены, у вас есть возможность приехать и познакомиться с ними, – вежливо сказала директор интерната, но дать какую-то дополнительную информацию категорически отказалась.
Алексей оформил отпуск и купил билеты. Перед самым выездом Татьяна  предупредила директора интерната о приезде и попросила:
– Расскажите о детях подробнее, мы же будем у вас послезавтра и все равно все узнаем.
В трубке повисла пауза, потом директор, собравшись с духом, выдохнула:
– Вы знаете, что их четверо?
Татьяна словно ошпаренная бросила трубку.
– Алеша, детей не двое, а  четверо! Разве нельзя было написать это в анкете и не морочить людям голову? – делилась она оглушительной новостью с мужем.
– Да-а? – удивился Алексей, –  А кто еще?
– Ты что, не понял? Их чет-ве-ро!
– Танюш, ну позвони, узнай. А вдруг там девочки? Диана ведь сестренку просила.
– Средние брат и сестра, – сообщила через полчаса Татьяна.
– Послушай, билеты есть, отпуск – тоже, родственников в Волгограде предупредили, что отдохнем у них недельку. Давай съездим, посмотрим детей, а там видно будет,  – рассудил Алексей.
Поехали. Детский дом находился в селе, в трех часах езды от областного центра. С собой взяли Диану как автора затеи.
– Мама Таня! Папа Леша! Как мы вас ждали! – смуглые черноволосые мальчик и девочка, перескакивая через ступеньки, бежали к ним навстречу.  Двое братьев шли поодаль. Старший из них, Алеша, вежливо поздоровался и стал настороженно рассматривать будущих родителей. Саша просто кивнул.  Алексей и Татьяна рассказывали о себе, расспрашивали детей, а те, освоившись, жались к ним как галчата, заглядывали в глаза и изо всех силенок старались понравиться. Диана часа два терпела, оттиснутая от родителей, потом не выдержала:
– Долго мы тут еще будем?
– Смотри, заревновала, –  догадался Алексей и, оставив детей на жену, повел  дочку осматривать территорию интерната.
Директор интерната рассказала Аспидовым, что сироты находятся здесь три года. Мать лишена прав, в документах в графе «Отец» – прочерк. Детей собиралась усыновить состоятельная семейная пара из Америки. Иностранцы два раза приезжали, общались с ними, уже и документы оформили, но  «закон Димы Яковлева» поставил крест на их планах.
– Братья и сестра покорили сплоченностью, – вспоминает Татьяна. – Даю конфеты Алеше,  он спрашивает: «А Саше дашь?».  Даю Саше,  он: «Наде и Андрюше дашь?». Трехлетний Андрюша, которого баловали в интернате как самого маленького, смотался в столовую, притащил морковку и  разделил на всех. Потом, взглянув на Диану, ойкнул, разгрыз пополам свой кусок и протянул ей.  Он вообще-то до четырех лет должен быть находиться в Доме ребенка, но видя, настолько малыши дружные, их не стали разлучать.
К концу дня директор  сурово спросила супругов:
– Ну что, решили, берете или нет?
Аспидовы растерянно пожали плечами. Нервное напряжение зашкаливало. Ответственность огромная! Ведь – четверо, и каждый – уже личность, со своим характером, привычками, наследственностью, в конце концов. Разве предугадаешь, как   сложатся  отношения?
Директор была неумолима:
– Если вы склонны забирать, то приезжайте завтра. Если нет, не травмируйте детей!
Аспидовы понимали, что по всем психологическим канонам опека нежелательна. Во-первых, Алеша был старше Дианы и претендовал на роль лидера. Во-вторых, детей много, они сплоченные, а дочь одна. Получается, что в семье не Диана, а детдомовцы должны признать ее своей. А вдруг  не признают?  
– Диана, как решишь, так и будет, –  взвалили непосильную задачу на плечи пятилетнего ребенка измученные родители.
Девочка около часа молчала, делая вид, что внимательно рассматривает деревья и поля, пролетающие за окном автомобиля, а у самого дома родственников неожиданно спросила:
– Если мы откажемся, они пойдут жить в другую семью?
– Нет, Диана, вряд ли кто-то возьмет четверых. Скорей всего дети будут в интернате, пока не повзрослеют, –  сворачивая во двор, ответил Алексей.
– Тогда давайте возьмем. Подумайте, как бы я жила, если бы вас у меня не было?
В Курск приехали поздно вечером. Быстро поужинали. Мальчишек уложили спать вместе – поперек дивана, Надю – на раскладное  кресло.
– Просыпаюсь утром, у меня от дрожи зуб на зуб не попадает. Господи, что же мы наделали? Почему не жилось нам спокойно? –  рассказывает Татьяна, – Слышу, что и дети не спят, но из спальни не выходят – шушукаются. Спустилась на кухню, выпила новопассит с валерьянкой, посидела, отдышалась и пошла наверх: «Доброе утро, милые! С первым утром в семейном кругу!».
Покормив детей завтраком, она отправилась оформлять опеку. Сотрудница, безуспешно пытавшаяся уговорить Аспидовых взять двоих детей, переводила взгляд с бумаг на Татьяну и обратно, не в силах понять происходящее:
– Вот это старт! Справитесь с такой оравой? По собственному опыту знаю, как трудно пятерых воспитывать, но у меня они рождались через два-четыре года, а ваши – почти ровесники.
– Божий промысел. Если бы не мой опыт работы в детсаду, мы бы не решились на такой шаг, –  ответила Татьяна.
Умение работать с детьми, вырванными из семейного тепла на 8-9 часов,   пригодилось мало. Разве чтобы собрать бывших детдомовцев за обеденным столом и потом уложить спать. Сироты, открывшие для себя родительскую любовь, «висли» на маме с папой, боясь отпустить их от себя хоть на секунду, старались перекричать друг друга в борьбе за их внимание. Супруги же, в свою очередь, начали борьбу с последствиями «казенного» воспитания.
Сотрудники детдома почти не общались с подопечными, поэтому словарный запас у малышей был минимальным, из сказок они знали только «Колобка» да «Репку». Пришлось наверстывать упущенное. Каждый вечер перед сном Татьяна по часу читала вслух и вместе с детьми обсуждала прочитанное. Не раз супруги просыпались среди ночи от громкого плача и бежали в детскую. Самому маленькому снился один и тот же кошмар: «Меня бабайка обратно в детдом утащил!».  Первый выход в город стал настоящим потрясением. Дети, выросшие в глубинке, смотрели по сторонам и громко галдели: «Мам, смотри,  шляпа,  как у волка в «Ну, погоди!». Мам, почему  тот дядя такой толстый? Много ест?». Трехлетний Андрюша, поймав на себе женский взгляд, озарился щербатой улыбкой и пропел ангельским голоском: «Теть, дай конфетку!».
Не обошлось без происшествий и дома. Обнаружив среди игрушек пластмассовые мечи, «казаки-разбойники» порубили все цветы во дворе. Пал в неравном бою и выписанный из Челябинска саженец абрикоса, который Татьяна два года «кохала», чтобы  прижился. Увидев «поле битвы», приемная мать впервые разозлилась не на шутку:
– Как вы могли? Представляете, какие вкусные абрикосы выросли бы у нас?! Какие красивые цветы расцвели?!
Дети слушали, насупившись и буравя глазами тротуарную плитку под ногами. Татьяна махнула рукой и ушла на кухню, где булькал и шкворчал оставленный без присмотра обед.  Через некоторое время она застыла в изумлении. Четверо «бойцов» стояли в ряд, понурив головы, а маленький Андрюша выступил вперед и протянул букет из пяти одуванчиков. Стебелек одного цветка сломан, у второго вместо соцветия – седая шапка...
– Может, примотаем шаженец? – произнес он неуверенно.
– Новый посадим, – ответила Татьяна  и заплакала от умиления.
П рошло четыре года. Двор Аспидовых с идеально ровными дорожками  утопает в цветах и деревьях. На детской площадке оборудованы качели, беседка и песочница, чуть поодаль расположился передвижной парк: сложенные горкой ролики, три взрослых и пять детских велосипедов.
– Мы ездим в лес, играем в бадминтон. Учу детей всему, что умею сама. Летом отдыхали на море, так муж  весь отпуск  у них «работал» профессиональным тренером по плаванию, дома строгает с детьми, пилит,  – комментирует по ходу Татьяна.
Прихожая красноречиво говорит о составе семьи: длинный открытый шкаф пестрит множеством цветных курточек – легких и утепленных. Нижние ящики ломятся от обилия детской обуви.
Подросшие дети ждут нас в гостиной. По двум стоящим рядом пианино нетрудно догадаться, что музыкант в семье неодин. Кроме  инструментов, здесь мягкая мебель, компьютер, уголок для рисования и большой стол, где младшие члены семьи собирают конструктор, играют в «Монополию», лото, шахматы, шашки. Чувствуется, что хозяева лучшей в доме комнаты –  дети.
Десятилетний Алеша показывает свою «Копилку достижений» –  папку с файлами, в которых бережно хранятся грамоты, полученные на  музыкальных конкурсах. География побед впечатляет: Курск, Воронеж, Белгород, Брянск, Орел, Казань...   Помимо этого в его мини-музее рисунки, школьные диктанты и контрольные по математике, тест с заключением психолога о высоком уровне логического мышления и установке на лидерство. Алеша учится в математическом классе. Круглый отличник. Братья и сестры тянутся за ним.
Когда мальчик исполнял произведения, подготовленные к очередному конкурсу, я вдруг ощутила себя в филармонии.  После «звезды» концерт классической музыки продолжили Диана (фортепиано) и Саша (балалайка). Надя и Андрей учатся в той же школе искусств, на хореографическом отделении.
Младший Андрей и  старший Иван на кухне готовят большой тыквенный пирог. Понемногу дети учатся помогать по дому. Татьяна, помимо заботы о семье, работает воспитателем в детском саду:  за эти годы она успела получить  педагогическое образование.
– Мечты сбылись? – подытоживаю беседу.
– О-о, это процесс бесконечный. Когда исполняются одни, появляются другие – более грандиозные, – улыбаясь, говорит Алексей.
– Надо вывести детей на высокую орбиту, – уточняет Татьяна.
В голосах обоих – красной нитью  – уверенность. 

Автор: Наталья СКОЛЬЗНЕВА

Поделитесь с друзьями:

Оставить комментарий

Имя *
Фамилия *
Электронная почта *
Текст комментария
Введите капчу * 693390fb6220234eb5768a229361bfa5

Действие

Последние новости Курск

28/02/2020 В Курске подорожает проезд в маршрутках
Начиная со вторника, поездка в коммерческих «ПАЗах» и микроавтобусах обойдется в 22 рубля при оплате наличными или 19 рублей при оплате банковской картой.

28/02/2020 В Курске обсудили проблемы патриотического воспитания
Мероприятие стало одним из этапов реализации президентского гранта, который в конце прошлого года получил педагогический проект «Алый парус».

28/02/2020 Первомайский парк в Курске начинают приводить в порядок
В мэрии отмечают, что работы в Первомайском много, и предстоит провести еще не один субботник.

28/02/2020 В Курске состоялся первый Кубок микрорайона «Волокно» по баскетболу
В соревнованиях приняли участие команды трех школ: №33, №45, №47 им. С.В. Широбокова.

28/02/2020 В Курск привезли мощи Николая Чудотворца
Святыни будут пребывать в храмах Курской митрополии по 12 апреля.

28/02/2020 Курские ветераны получат единовременную выплату от региона
Она станет дополнением к выплате из федерального бюджета, приуроченной к 75-летию Победы.

28/02/2020 Олег Радин приглашает увидеть «Курск. Далёкий и близкий»
Выставка под таким названием откроется 29 февраля в 15.00 в Арт-пространстве «кАРТина» (Запольная 60).

28/02/2020 В Курске переделают снежные скульптуры
В мэрии обещают еще один "снежный сюрприз".

28/02/2020 В Железнодорожном округе Курска наградили ветеранов
В школе №36 прошла торжественная церемония вручения юбилейных медалей к 75-летию Победы.

28/02/2020 В мэрии Курска прокомментировали ситуацию с дорожной разметкой
В СМИ появились сообщения о том, что департамент строительства и развития дорожной сети города Курска принял и оплатил фактически не выполненные работы по нанесению дорожной разметки на автомобильных дорогах, расположенных в Железнодорожном округе города Курска.

Электронная копия
номеров

Подписка на
электронную версию.

Подписка на PDF версию приложения «Деловой курьер»

Оформить подписку
Яндекс.Метрика